Перейти к верхней панели

Диана Воробьева, Россия. Уроки музыки и пения


На первом же собрании моя Татьяна Ивановна рассказала маме, что за всю свою практику не встречала таких способных детей. Что она там во мне увидела — не знаю. Но она сказала маме, что у меня языковой дар. Маме, воспитанной в строгих советских правилах, отрицавших все чуждое и заграничное, — это не казалось чем-то выдающимся и позитивным. Вот если бы я математику знала — это да! С математикой же у меня до сих пор всё далеко не на букву «ять» (простите мой старославянский).

Фактически, мой школьный педагог взял на себя миссию моего профессионального самоопределения. Она возила меня на все олимпиады, конкурсы, встречи, мотивировала учиться, ходила ко мне домой, когда я сломала ногу, не давала мне расслабиться ни одного дня. И постоянно твердила: «Твоё место на инязе. Ты должна быть там!»

И вот 1993 год. Я на инязе, немецкое отделение, счастью нет предела. Английский начался на 3 курсе, и это было чудо! У меня было ощущение, что я всегда знала этот язык! Интонация, звуки, мелодика, грамматика — все отзывалось внутри!  Это моё, родное! Мне было очень легко работать с английским (к немецкому я отношусь с бОльшим пиететом).