Перейти к верхней панели

Марина Низник, Израиль. Почти исповедь почти неудачника


Насколько хорошо ребенок для этого должен владеть языком? Здесь каждая семья решает сама для себя, в зависимости от своих взглядов, с одной стороны, и возможностей, с другой. Очень многое зависит и от страны, в которой живет эта самая семья.

Есть те, кто собираются возвращаться в Россию, а есть те, кто не собираются, но в стране, где они живут, высоко котируется российский аттестат или диплом. Есть те, кто кроме русского образования ни в какое другое не верит, а есть те, кто просто хочет, чтобы ребенок не заблудился и не пропал в Екатеринбурге или Нижнем Новгороде, если поедет туда навестить двоюродную бабушку. Есть люди, которые не готовы смириться с тем, что их ребенок не прочитает в оригинале «Евгения Онегина» и не посмотрит Тарковского, а есть те, кто сами давно забыли первого и никогда не видели второго. И все они имеют право на существование и свое понимание того, сколько сил, времени и денег они хотят потратить на сохранение и изучение русского языка. «Мы живем, потому что мы разные», — сказал замечательный Юрий Лотман. И воспитываем детей по-разному, и родному для нас языку учим с разными целями.