Перейти к верхней панели

Марина Низник, Израиль. Почти исповедь почти неудачника


На мой взгляд, очень важно не только научить ребенка читать и писать, не только
объяснить ему про «жи» и «ши», но и воспитать его так, чтобы обе культуры были ему близки и по-своему понятны. «Это же так здорово, — сказала мне как-то маленькая мудрая девочка, — я получаю и Ханука-гелт (Ханука – еврейский праздник, на который детям принято дарить деньги) и подарки на Новый год».

Я начала работать через год после переезда из России в одной израильской школе. Вместе со мной на работу приняли еще несколько репатриантов из бывшего СССР. Через пару месяцев математик шепотом по-русски мне пожаловался на то, с какими неучами нам приходится работать. «Я тут разговорился с историком. Так вот, он считает, что «Муму» написал Горький». Историк, уроженец Израиля, тоже был раздражен тем, что «эти русские считают себе интеллигентами, а по-английски ни бум-бум». И я поняла, может быть, тогда, а, может быть, позже, что не хочу, чтобы мои дети судили о культуре других по тому, знают эти другие или нет, кто написал «Муму». Мне важно, чтобы они понимали, что знание только одной культуры делает человека близоруким, что очень многое в мире относительно и понятно лишь при рассмотрении с разных точек зрения; что нужно уметь уважать другого и понимать, что его ценности могут отличаться от твоих. Долбить это нравоучениями бесполезно, а воспитание в двух и более равноправных и равноценных культурах дает ребенку возможность убедиться в этом самому.