Перейти к верхней панели

Татьяна Тейвас, Эстония. #НЕ-яжмать


Сын опустил руки и стал озираться. «Ищет взрослого, чтобы попросить о помощи» — подумала я. Точно, за соседним столом сидела парочка, и мой сын пошел к ним. Подошел и… молча стащил из-за их стола свободный стул. Меня затрясло от смеха. Сын на своих двух кораблях во главе со стулом доплыл до барной стойки, придвинул стул поближе и залез на него. «О, нет!» — воскликнула во мне классическая женщина, увидев, как голова сына оказалась прямо напротив ящиков с холодным соком. У бармена опять не было шансов заметить малыша. «Лежааать!» — рявкнул внутренний бас. А малыш не растерялся, слез со стула, передвинул его на метр влево, залез обратно, оперся о барную стойку и через полминуты получил стакан заветного напитка. Поставил стакан на стул, слез сам, взял стакан и поплыл в мою сторону. Вы знаете, что такое гордость? Это было во мне вот тогда, там. Доплыв до меня, сын как-то очень важно лег на свой лежак, сделал полглотка своей добычи и манерно спросил: «А хочешь, я и тебе принесу?»… Это мой сын!

В садик я его отдала эстонский. Домашний язык — русский. Специальных методик обучения не применяли. Во-первых, дела в садике шли менее-более гладко, ни жареные ни вареные петухи нас не клевали. Шишки и синяки не считаются, это к билингвизму не относится. Во-вторых, ребенок сразу заговорил на эстонском и к моменту отправки в школу вполне спокойно дружил на нем с эстонцами. И я решила, что все хорошо и методик нам никаких не требуется.

Позже, лет в 12 он признался,