23.04.2021

Татьяна Аблясова, Италия. КАК?

Во-первых, мы всегда читали книжки. С рождения. Соня лучше сосала, когда я что-то произносила. А так как напевать одну и ту же колыбельную у меня оскомина появлялась ))), то я клала перед собой книжку со сказками и читала вслух. А она чмокала. Это было с рождения!

Далее чтение стало уже более осмысленным, и до ее 10-11 лет КАЖДЫЙ вечер минут по 15-20 я ей читала. Муж мне попался хороший — я готовила ужин, он убирал кухню, а я в это время успевала прочитать кусок из очередной сказки или рассказа. Не читали мы только тогда, когда возвращались поздно, и Соня засыпала в машине. Других исключений не было. В 9 умываться и читать. В 9.30 выключали свет. Дочь всегда оправдывала свое имя — та еще соня-засоня, всегда много спала! )))

Во-вторых, мультики и, позднее, фильмы, все были на русском языке. Все наши буратины и золушки, приключения Петрова и Васечкина, гостьи из будущего и электроники, а позднее и Полосатый рейс, Приключения итальянцев в России, Брильянтовая рука и иже с ними — все это было русское. Очень редко в компании итальянских друзей смотрели что-то на итальянском. А телевизор мы дома почти никогда и не включали, разве что муж вечером мог какую-то программу посмотреть, когда Соня уже спала.

На фото: грызет грамматику в русской школе!

В-третьих, да, Соня с 5 лет ходила по субботам сначала в русский детский сад, а потом и в русскую школу. У нее даже есть диплом за 5-й класс из Питерской гимназии (в нашей школе был экстернат, каждую весну приезжала комиссия из Питера, дети в течение года учились по русским учебникам и в мае сдавали экзамены). И это, безусловно, тоже помогало в развитии языка. А также наши русские школьные праздники (пять-семь праздников в год мы устраивали в нашей школе Льва Толстого; а ведь в итальянских школах нет ни 1 сентября, ни Нового года, ни дня учителя, ни последнего звонка — ничего нет), общение с умными детками (ибо у родителей, готовых тратить деньги и самое главное — драгоценную субботу — на русскую школу, детки по определению умненькие и разносторонне развитые).
Когда после 5-го класса мы ушли из школы, Соня сокрушалась: «Мам, даже влюбиться не в кого! В русской школе я каждый месяц в кого-нибудь нового влюблялась!» )))
Было ей в ту пору 11 лет.

В-четвертых, я старалась выбирать ей русских друзей. Даже если иной раз с мамочками мне было не очень интересно общаться, но я поддерживала эти знакомства ради Сони. Общались, конечно, на русском.

В-пятых, конечно, мы ездили, хоть и нечасто, в Москву. И там тоже я культивировала ее дружбу с детьми своих подруг. Таким образом родилось второе поколение дружбы — прикольно, да? ))) До сих пор дружат!

В-шестых, когда мне было необходимо нанять нянечку, это были только русскоязычные няни. И желательно без знания итальянского! )))
Кстати, есть у меня одна очень мотивирующая история!
Однажды в школе, где я преподавала русский для итальянцев, я, начав новый курс, спустя 3-4 урока вынуждена была уехать на две недели. Школа нашла мне замену на время моего отсутствия. Но предварительно попросила меня побеседовать с учителем по телефону, мотивируя это тем, что, мол, итальянец, кто его знает, как он там русским владеет. Я взяла трубку и обомлела — со мной разговаривал МОСКВИЧ!!! Как? Кто ты? Где так выучил русский???

Ответ: мои родители (оба итальянцы) очень много работали и с рождения мне взяли русскую няню. И она обязана была говорить со мной только на русском. Ну, а потом универ, потом в Москве жил…

Вы можете себе представить??? Два итальянца, зная, насколько сложен русский язык, нанимают своему ребенку русскую няню!!! Дабы потом у него все дороги были открыты (а знаете ли вы, что если у тебя в резюме написано, что если ты, пусть даже немного, но владеешь русским, китайским или арабским, тебя примут на работу быстрее чем того, кто хорошо владеет английским? Таковы тенденции современной Европы).